Блестящий Лев Битвинер разделал Никиту Белых под орех: «Правительство Никиты Белых всё больше ставится похожим на ясельную группу, где каждый то и дело что-то ломает, никогда не отвечая ни за что»

Почему в англоязычном ми­ре не бывает спонтанных аварий на водопроводах и непроизвольного строительного брака при возведении перинатальных центров? Как минимум потому, что для подобного рода проблем там используется термин man-made disas­ters («рукотворные бедствия»), автоматически исключающий из рассмотрения версию о непроизвольности ли­бо спонтанности. И, следовате­льно, вопрос о причинах той или иной неприятности там сводится не к историческим экскурсам в историю городского водопровода, который-де 40 лет служит без ремонта (и – уж тем более – не к квазинаучным диспутам о полимерных технологиях, из-за которых-де напольное покрытие вдруг утратило эксплуатационные свойства и стало травить рожениц парами стирола), – но исключительно к фамилиям и должностям тех mеn’ов, hands’а­ми и powers’ами которых конкретные disasters’ы бы­ли made. Благо, за многие годы работы над темой тамошние специалисты не раз имели возможность убедиться, что за каждой отдельной напастью обязательно стоит отдельный человек – ну, или группа лиц по предварительному сговору в особо извращённой форме. Причём стоит даже тогда, когда напасти, казалось бы, носят очевидно обезличенный, системный характер.

Почему? Да потому что систему тоже создают люди – пусть и высокопоставленные. И, следовательно, отвечать за сбои в её работе они должны столь же неотвратимо, как вор за кражу, а полиция за всё. Причём в первую очередь – и самую суровую – ответственность должны нести именно те из бонз, полномочиями которых в систему оказывается возведена сама безответственность.

Вот, к примеру, у нас в области сейчас актуально прикалываться на Дмитрия Матвеева. Оно и понятно: публичных конфу­зов за время пребывания «чувашского киндер-сюрприза» на высоких должностях накопилось по его линии столько, что иному чиновнику и за всю карьеру не настрогать. Тут ему можно вспомнить и козырную реплику про «каждую деревню, где живут потенциальные убийцы», которая в конце 2010-го стала одной из самых обсуждаемых в Рунете – и, к слову, даже вызвала гневную отповедь со стороны депутата Госдумы Вячеслава Тимченко, полугодом позже возглавившего кировское отделение «Единой России» (Вячеслав Степанович тогда, если кто забыл, заявил, что «оставлять такие высказывания неразъяснёнными или безнаказанными нельзя»). В тему можно приобщить к его персональному делу и жирный «неуд», поставленный Кировской области в Минздравсоцразвития России за «успехи» в реализации территориальной программы государст­венных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи населению по итогам 2010 года – то есть аккурат за тот период, когда работой облдепздрава руководил Дмитрий Матвеев. И уж, само собой, – перечисляя самые резонансные man-made disasters’ы матвеевской поры, – нельзя обойти вниманием помпезное открытие акушерского корпуса Перинатального центра, который обошёлся казне в 1,3 миллиарда рублей, а менее чем через год был закрыт на не­определённый срок для «демонтажа напольного покрытия, дефекты которого (речь, напомню, идёт о многократном превышении ПДК по стиролу – веществу III класса опасности) бы­ли выявлены в ходе эксплуатации». Если, конечно, мы отчего-то не захотим поговорить ещё и в целом о знаменитой программе модернизации здравоохранения Кировской области, реализация которой неразрывно связана в сознании жителей региона с именем Дмитрия Анатольевича, главоблдепздрава и зампреда, и которая – в целом – есть не что иное, как единое, огромное и неизбывное «рукотворное бедствие».

Однако настолько ли, давайте-ка подумаем, масштабны полномочия Дмитрия Матвеева, настолько ли длинны его руки и настолько ли изощрён его мозг, чтобы дать нам основания и впрямь – то есть не стёба ради, но лишь справедливости для – подозревать его подряд во всей фигне, которая творится в областном здравоохранении? Настолько ли изощрён мозг главоблдепдорхоза Альберта Запольских, длинны руки главоблдепинформа Бориса Вес­нина, масштабны полномочия главоблдепстроя Юрия Вишне­в­ского, чтобы мы расставляли их должности и фамилии под всеми невзгодами, которые буква­ль­но липнут ныне к нашим дорожной, информационной и строительной отраслям соответственно? И не уподобляемся ли мы в своей параноидальной агрессивности той анекдотической миссис Джонс, которая зверски убила своего мужа лишь за то, что их ребёнок родился похожим на его секретаршу?

Когда-то громким скандалом нам казалось закрытие – из-за несоответствия элементарным требованиям безопасности – скромной школы в опаринском посёлке Речной, на помпезный пуск которой привозили федерального министра Андрея Фурсенко, – но скандальность этого ЧП заметно померкла после того, как закрывать пришлось акушерский корпус, по ходу подставив уже самого премьера Владимира Путина, успевшего привести перинатальные успехи кировчан в назидание другим регионам. Когда-то верхом цинизма по отношению к населению считалось поведение областной власти, скрывшей весной 2010 года от людей (дабы, мол, не породить в них паники) истинные масштабы загрязнения Вятки, на неделю оставившего Киров без питьевой воды, – но теперь и та засуха кажется нам детской шалостью на фоне вконец непотребной истории с постановлением от 4 октября 2011 года, из-за которого кировских пенсионеров три дня выкидывали из общественного транспорта.

То есть размах бюрократиче­ских катастроф растёт, их число множится, их влияние на жизнь рядовых кировчан становится всё глубже и пагубней, – однако на предмет оглашения имён и фамилий тех, кто стоит за каждым новым «рукотворным бедствием», Серый дом по-прежнему скуп и замкнут. Характерный пример – та же лажа с пенсионерами, итожа которую Никита Белых пообещал определить в четырёх облдепартаментах (в депсоцразвития, депдорхозе, депинформработы и в РСТ) от­вет­ст­вен­ных лиц, «в отношении которых необходимо применить дисциплинарные взыскания». И вот уж четвёртая неделя идёт, как «определяют» по коридорам власти нерадивую четвёрку: «ищут пожарные, ищет милиция, ищут фотографы в нашей столице», – ан, похоже, так никого и не найдут, даром что сотрудников на все четыре ведомства, дай Бог, семьдесят наберётся, из которых шестьдесят шесть к отмене льготного проезда заведомо непричастны.

Почему так происходит? А потому что в системе, выстроенной Никитой Белых за два с половиною года в стенах Серого дома, «своих» сдавать не принято. Хуже того: чем громче общественность будет выражать неудовольствие деятельностью того или иного персонажа – тем больше будет у этого персонажа шансов сохранить (а то и упрочить) свои позиции внутри белыховского аппарата. Вспомните того ж Дмитрия Матвеева, который под гневное улюлюканье простонародья был показательно повышен губернатором до должности зам­преда. Хотя уволь Никита Юрьевич своего «чувашского киндер-сюрприза» своевременно, после первых же его «оптимизаторских» опытов над живыми ещё людьми, – и всё могло бы, говоря словами из старой песенки, быть совсем не так.

К чему это я? Забыл – да и какая теперь, на хрен, разница. К тому, наверное, что пустая это затея – Дмитрия Матвеева стебать, и что напрасная это трата времени – жаловаться губернатору на плохих чиновников, равно как и Президенту – на плохого губернатора. Это в старой-старой сказке царь бывал хорош, да бояре плохи: в новой-новой России хрен редьки не слаще, а ещё и длиньше. И потому из этого дурдома если и слать куда-то челобитную – так только в редакцию телепередачи «Очевидное – невероятное», вот к чему это я. А коли и там не отзовутся – то в «Спортлото».

Вятская особая газета

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s